В чём секрет?

секрет воспитания хороших детей

Когда я встречала родителей, у которых не один ребёнок, а все дети выросли хорошими, я всегда спрашивала их: «В чём секрет?». Тот же вопрос я задавала людям, сохранившим отменное здоровье и ясный ум в возрасте, в котором сохранять эти качества обычно не принято. Секрет всегда был. И что удивительно, люди охотно им делились. Я люблю учиться по книгам. Но от тех, кто проверил теорию реальной жизнью, я узнала много интересного.

Родителей, у которых один ребёнок замечательный, а со вторым сплошь проблемы, я ни о чём не спрашивала. Один ребёнок может вырасти хорошим человеком не благодаря правильной системе воспитания, а вопреки ей, как росток, пробивающий асфальт.

Родителей, у которых все дети хорошие я встречала редко, два раза в жизни, если быть точной.  Людей, которые сохранили здоровое тело и светлый рассудок я встречала чаще, раз десять примерно. Выходит, правильно воспитывать детей сложнее, чем оставаться в хорошей форме долгие годы?

И вот ведь какая интересная закономерность: родители, вырастившие хороших детей, раскрыли мне секрет, и это был ОДИН И ТОТ ЖЕ секрет, хотя люди эти принадлежали к разным поколениям и жили в разных городах. А те, кто сохранил себя в прекрасной форме, имели секреты различные, и мне трудно было привести их к единому знаменателю.

Что значит в моём понимании «хорошие» дети? Послушные? Вежливые? Прилежные? Нет. Совсем не то. Когда я вижу детей самостоятельных, способных рассуждать, делать выбор, проявлять уважение к другим и ставить перед собой цели, меня распирает любопытство: «Ну как вы это сделали?». Может вам просто повезло, и вам достались изначально «хорошие» дети? Наверное, бывает и такое, хотя с годами, наблюдая за семьями, я всё меньше верю в подобное везенье.

Первый раз я встретила родителей, знающих секрет, когда у меня ещё не было своих детей, но был рыжий щенок-переросток Айрон, которого надо было выгуливать 2 раза в день. И на этих собачьих прогулках я познакомилась с Мишей и Ромой — братьями, которые по очереди выгуливали немецкую овчарку Лоту. Мальчикам было 9 и 13 лет, мне — 20.

Лота вовсе не была щеночком, подаренным братьям на Новый год после обычного детского попрошайничества «хотим собачку». Эта поджарая овчарка с чёрной, прилизанной, как у морских котиков, шерстью попала в дом в возрасте собачей зрелости, ей было около 9 лет. Её списали со службы по здоровью — Лота чуть прихрамывала. Привёл её в дом отец мальчиков, он служил офицером, и это его Лота прикрыла своим телом, когда из-за закрытой двери началась неожиданная пальба. Отец мальчиков не был хозяином собаки, просто он оказался человеком, которому грозила опасность, а Лота была на службе и, значит, должна была защитить человека.

Пуля не задела сердце, но повредила связку или сустав на передней лапе, оставив храбрую Лоту хромоножкой. Но её очень любили в доме и, мне кажется, она была счастлива. В этом доме вообще все любили друг друга.

Хотя Лота всегда была как будто настороже, когда мы гуляли по пустырю за домами. Она в отличие от других собак, которых хозяева выгуливали здесь, вела себя так, будто это она выгуливает мальчиков и её задача присматривать за детьми, чтобы ничего не случилось.

Однажды неожиданно выпал снег. Здесь, на юге это нечастый подарок зимой и вечером мы гурьбой отправились на пустырь выгуливать наших собак, а заодно поиграть в снежки и покататься на санках.

В этот раз с нами пошёл папа Миши и Ромы, он взял с собой толстенный ватный комбинезон, который используют для тренировки собак на задержание. Хозяин не может тренировать свою собаку на себе, это непременно должен быть другой. Мы по очереди натягивали на себя эту хламиду, в которой напоминали сосиску в тесте и тренировали чужих собак. Я чуть отдышалась, после первого забега и подошла к отцу мальчиков, чтобы задать вопрос, который меня волновал: «Как воспитать таких детей? В чём секрет?»

Рома и Миша и вправду были особенные, я отметила это сразу после нашего знакомства, но чем дольше мы общались, тем больше они меня удивляли, я нигде прежде не встречала ребят, похожих на них.

Как бы описать, что в них было такого? Пожалуй, они были настоящими джентльменами. Их обходительность, умение себя вести и способность разумно рассуждать были такими искренними и естественными, что я порою терялась, чувствуя, что не так уж твёрдо знаю правила этикета. В них чувствовалась природное достоинство без малейшей примеси превосходства. И главное не было этой дурацкой подростковой заносчивости и грубости.

И вот ещё, они часто реагировали на происходящее нетипично. Например, однажды Лоту выгуливал Миша, он вынес с собой мяч и гонял его по двору, пока Лота зорко за ним следила, а потом бумс… мяч нечаянно перелетел через забор. Миша полез его доставать, Лота кинулась к нему и решительно стала стаскивать с забора, схватив за ботинок. Он отбрыкивался, возмущался, пытался высвободить ногу, но тщетно, Лота стащила его с забора, у неё были твёрдые убеждения о том, что можно и что нельзя делать мальчикам во время прогулок. А Миша зацепился рукавом за торчащий из забора гвоздь и теперь мы оба смотрели на куртку, изуродованную длинным шрамом.

— Мама расстроится… жалко, — сказал Миша, — ей зашивать придётся… жалко, — повторил он. — Я, наверное, не смогу аккуратно. Если бы по шву, я бы конечно сам зашил…

Я тогда подумала, что десять мальчишек из десяти огорчились бы, потому что их отчитают дома за порванную куртку, но Мише было жалко маму. Может я не в тех районах росла, но меня, его слова поразили, как если бы он заговорил на французском.

Во время наших ежедневных прогулок было ещё немало вроде бы незначительных эпизодов, которые меня удивляли не меньше. Любопытство заставило меня преодолеть патологическую застенчивость и подойти спросить о секрете.

Отец мальчиков задумался всего на пару секунд, а потом ответил: «Я старался тратить время, а не деньги на своих детей. Наверное, в этом и есть секрет».

Через два месяца Миша и Рома уехали – их отца перевели в другую часть.

С тех пор прошло тридцать лет, но я часто вспоминаю этих ребят и наши собачьи прогулки.

Много позже я случайно узнала от общей знакомой, что Рома стал ветеринаром. Мне подумалось, что он хотел быть как тот парень, который смог достать пулю из Лоты. Миша стал программистом. Я помнила, что он любил математику.

У них уже свои семьи, свои дети. И наверное тоже хорошие, ведь их родители знают в чём секрет.

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх