Профи vs дилетанты. Часть 1

дилетанты выигрывают у профи

Я доверяю только опытным специалистам, имеющим диплом государственного образца и солидную практику за плечами. А как же? Они знают, как правильно лечить/учить/чинить и прочее. А от дилетантов надо держаться подальше. Это ясно как белый день. Но так уж случилось, что в один год произошло несколько событий, они-то мои убеждения и пошатнули.

Сначала заболел наш кот. Обычный, непородистый, найденный в городе на помойке и привезённый нами в деревню. Вырос в большого котяру, живёт во дворе, получает ежедневно свой завтрак, ужин и нашу любовь.

Но однажды утром он вдруг отказался от еды, забился в ящик и не реагировал на мой призыв: «Угощенье!», хотя раньше это волшебное слово заставляло его бросить все дела, и нестись к дому со скоростью  гепарда.

Первая мысль – отравился. Народ в округе травит мышей, а наш дуралей отчего-то неравнодушен к мышам. Ещё тут поблизости шныряют лисы и шакалы. Мне стало не по себе – вдруг бешенство?

Везём кота в райцентр. Ветеринар, с серьёзным видом кивает и подтверждает нашу догадку, да, мол, отравился ваш котейка. Насчёт бешенства он не уверен, предлагает быть осторожнее и понаблюдать за поведением. Назначает лекарства. Даём их по схеме, коту всё хуже и хуже.

На пятый день меня начинают терзать сомнения в правильности диагноза. Решено везти кота в город.

А надо сказать, что ближайший город от нас в 100 км, но там три клиники, нам точно помогут.

Приезжаем в первую. Просторные чистые кабинеты, кипенно-белые халаты персонала, не то, что в райцентре. Точно помогут. Врач, женщина с аккуратным каре, осматривает кота и говорит, что это никакое не отравление, но без всех анализов она не может поставить диагноз, так что вперёд, сдайте их, а потом приходите снова.

На вопрос: «Не бешенство ли?», она твёрдо говорит, что узнать это можно только, если отрезать коту голову и отправить в лабораторию. Я смотрю на свою 10-летнюю дочку, стоящую рядом, она побледнела и сжала кулаки. Когда вышли, моя девочка, дрожащим голосом прошептала, что ни за что сюда не вернётся.

Едем во вторую клинику. Дочку оставляем в машине. Всё повторяется. Чисто, просторно. Врач, строгий мужчина в массивных очках говорит, что, разумеется, надо сдать все анализы и ещё сделать рентген, так как есть подозрение на заворот кишок.

Снова спрашиваю: «Не бешенство, часом?» Пожимает плечами: «Ну, это смогут сказать только в лаборатории». Будут ли при этом отрезать голову, я уточнять не стала. Время уже 16 ч, так что в лабораторию мы сможем попасть только завтра.

А кот лежит в корзинке, как тряпочка. Я понимаю, что он умирает, и говорю мужу: «Давай  не будем мучить животное, поедем домой, он всё равно до завтра не дотянет». Но муж не хочет сдаваться, он вообще не любит сдаваться, ему жалко котика и он уговаривает меня заехать в последнюю клинику.

Приезжаем. Очень маленькое, даже тесное помещение. Ждём своей очереди в коридорчике, похожем на предбанник.

К нам подходит юная барышня, на вид старшеклассница, но в белом халате, и говорит: «Давайте я посмотрю, пока доктор не освободится».

«Она, наверное, только вчера ветеринарный закончила, у неё же нет никакого опыта», – ужасаюсь я, но муж уже несёт кота в кабинет. Я, сознавая всю бессмысленность происходящего, плетусь за ним.

Барышня долго осматривает нашего бедолагу, приносит ему воды, предлагает корм.

Я объясняю: «Он не ест и не пьёт уже 5 дней».

Она мне: «Вижу, но мне важна его реакция».

Не особо рассчитывая на вразумительный ответ, всё-таки спрашиваю про бешенство. К моему удивлению, барышня уверенно заявляет: «Нет, точно не бешенство, у него отсутствует водобоязнь и другие признаки».

Я облегчено вздохнула, а по-настоящему удивилась, когда на вопрос об анализах, барышня ответила: «Зачем мучить животное, и так всё ясно, это ринотрахеит, сейчас я сделаю укол, завтра котик пойдёт на поправку». Я не поверила своим ушам. Всё так просто?

В это время освободилась врач – приятная пожилая женщина, которая выглядела довольно усталой, подошла к нам, осмотрела кота. Юная барышня назвала диагноз и препарат, который вколола. Врач согласно покивала.

Коту полегчало  уже к вечеру, он даже встал и попил воды, а утром потребовал завтрак. Мы повезли его на второй укол (всего надо было сделать три). Он уже не был похож на тряпочку.

Когда мы снова приехали в эту микро-клинику, юная барышня уколола котика, и мы разговорились. Оказалось, что она только на 4 курсе, а здесь у неё практика. Я потеряла дар речи. Ещё не закончила?! Без диплома?!

А кот уже радостно мурчал и тёрся о мои ноги, требуя еды и внимания. Надгробную речь, видимо, придётся отложить.

Эта барышня-студентка спасла нашего кота. Она развеяла мои опасения насчёт бешенства, не стала гонять нас по бесчисленным анализам и правильно поставила диагноз, всего лишь внимательно осмотрев животное. И ещё она разрушила мои убеждения об обязательном наличии у специалиста диплома и опыта работы.


Но видимо, чтобы я не сомневалась в новой концепции, которая сложилась у меня в голове после этого случая, Вселенная подкинула мне ещё несколько подобных примеров. Но это уже другие истории.

Моя новая концепция звучала так: «Не важно, есть ли у человека диплом и стаж, важно только насколько хорошо он делает своё дело».

Будьте готовы пересмотреть свои убеждения, надёжные как гранит, возможно, они сформировались на основе устаревшей информации.

Мир меняется, люди меняются, и вы меняетесь и это нормально – менять свои самые фундаментальные убеждения, если они не выдерживают проверку реальностью.

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх